Возможно меньше иногда это больше?

 

В течение последних нескольких лет мы постоянно перемещаемся. Самое продолжительное время, которое мы провели на одном месте — 5-6 месяцев. Как результат — мы не можем возить с собой много вещей, лишь самое необходимое. Это означает меньше одежды, меньше обуви, меньше всего…
И я начала задумываться — что именно важно в жизни.
Большинство людей любят комфорт. У нас есть собственный набор ценностей, как хороший автомобиль, квартира, дом. Некоторые из нас, как, например, я, имеют зависимость от дорогой одежды. Но так ли все это важно на самом деле?
У меня все еще нет однозначного ответа. Однако недавно я прочитала очень интересную статью о выборе, который сделал один состоятельный человек.
С этим можно соглашаться или не соглашаться, но это однозначно что-то над чем стоит порамышлять.
«Жить с меньшим. Намного меньшим». Грэхэм Хилл
Я живу в студии площадью 39 м.кв. Я сплю на кровати, которая крепится к стене и легко складывается. У меня всего 6 рубашек. У меня 10 Тарелок, которые я использую для салатов и основных блюд. Когда кто-то приходит ко мне на ужин, я выдвигаю мой раскладной стол. У меня нет ни одного CD или DVD диска и только 10% книг, которые я обычно имел.
Я прошел долгий путь от жизни, которую имел в конце 90-х, когда на меня свалились все эти деньги от Интернет-проекта, который я начал, а затем продал. У меня был гигантский дом, заполненный различным барахлом — электроникой, машинами, техникой и гаджетами.
И как то незаметно все это стало контролировать мою жизнь, или большую ее часть.
Мои обстоятельства необычны (не каждый неожиданно становится миллионером до 30-ти), но мои отношения с материальным миром — нет.
Мы живем в мире переизбытка, мире огромных гипермаркетов и открытых 24 часа в сутки возможностей для интернет-шоппинга. Каждый может приобрести любые продукты. И в то же время нет ни одного признака, что все это изобилие сделало кого-либо счастливие,скорее наоборот.
Лично у меня это заняло примерно 15 лет, мне пришлось пройти через великую любовт и множество путешествий, прежде чем я смог избавиться от ненужных вещей, которые так долго коллеционировал и начал жить лучше и богаче с меньшим.
Это началось в 1998 году в Сиэтле, когда мой партнер и я продали нашу интернет компанию «Sitewerks» за гораздо большую сумму, чем я думал смогу заработать когда-либо в жизни.

Чтобы это отметить я купил 4-х этажный дом, площадью 1 000 м.кв. дом в центре Сиэтла, и в полном экстазе от своих возможностей, также приобрел абсолютно новый и первый в моей жизни диван, пару солнцезащитных очков за 300 долл. каждые, массу гаджетов, например таких как Audible.com MobilePlayer (один из первых портативных музыкальных плееров) и плеер, способный проигрывать 5 CD. И, разумеется, черный скоростной «Вольво» с дистанционным заводом.
И в то же время я упорно работал и у меня не было времени закончить все работы в новом доме. Поэтому я нанял специалиста по имени Стив, который сказал, что он был помощником Кортни Лав. Стив должен был покупать вещи для меня. Он ходил за меня в магазины мебели, магазины техники и электроники, снимал полароидом то, что думал мне понравится, а я просматривал фото и делал выбор.
Довольно быстро эйфория от успеха и вещей, которые я теперь мог купить, сменилась безразличием. Новая «Нокия» меня больше не возбуждала и не приводила в восторг. И прошло не так много времени как я начал задавать себе вопрос почему моя жизнь, наполненная различными полезными вещами, совсем не становится лучше, а я чувствую себя более озабоченным и тревожным, чем до этого.
Моя жизнь была до ненужного сложной. У меня были газоны, которые нужно было косить, водостоки, требующие очистки, полы, требуюшие уборки, гости, которых требовалось приглашать (это было не очень приятно чувство, иметь такой большой и такой пустой дом), и машина, котрую надо было заправлять, мыть и поддерживать в рабочем состоянии. В довершение ко всему перечисленному, мне нужно еще было руководить Стивом. И в самом деле — персональный ассистент по покупкам? Кем я стал? Мой дом и мои вещи стали моими новыми работодателями, а я их слугой.
Потом все стало еще хуже. Вскоре после того, как мы продали нашу компанию, я переехал, чтобы работать в ньюйркском офисе своей компании, где арендовал лофт в Сохо, площадью 600 м.кв., чтобы соответствовать своему статусу молодого предпринимателя. Новое место также нуждалось в покупке мебели, техники, электроники и т.п., — то есть требовало еще больше моего времени и энергии.
Я все еще владел домом в Сиэтле, что заставляло беспокоиться о двух домах одновременно. И когда, наконец, я решил остаться в Нью-Йорке на совсем, я потратил месяцы на поездки между двумя городами, фактически пересекая страну вдоль, чтобы закрыть свой дом в Сиэтле и избавиться от всех вещей внутри дома.
И если я один из немногих, кто внезапно стал миллионером, то в том, что касается превращения жизни в суматоху с переизбытком вещей — я вполне банален и похож на большинство.
Но однажды я встретил Ольгу — красавицу из Андорры — и влюбился. Мои отношения со всем моим барахлом в корне поменялись.
Я последовал за Ольгой в Барселону, когда ее виза в США закончилась, и мы жили в маленькой квартирке, при этом были абсолютно счастливы. Однажды мы осознали, что ничто не держит нас в Испании. Мы упаковали немного одежды и наши ноутбуки и отправились в дорогу. Мы жили в Банкоге, Буэнос-Айресе и Торонто, а также многих других замечательных городах. При этом я работал все это время, основал новую компанию и управлял ей из офиса, умещавшемся в моем рюкзаке. Я чувствовал себя свободным и не скучал ни по своей машине, ни по технике, ни по остальным игрушкам, оставленым дома.
Отношения с Ольгой однажды закончились, но моя жизнь больше никогда не была прежней. Я живу меньшим и путешествую налегке. При этом у меня больше денег и больше времени.
Интуитивно мы знаем, что самые лучшие вещи в нашей жизни нематериальны, и что отношения, опыт и работа, дело, приносящее пользу — основа счастья.
Я до сих пор работаю как независимый предприниматель. Я потребляю меньше, но получаю от этого большее удовольствие.
Моя квартира невелика, но моя жизнь очень насыщенна.

Оригинал статьи опубликован в “The New York Times“.